Самуил Маршак - Горький-писатель и человек

 
 <> 1 <> 

 Герой одного из горьковских рассказов замечательно говорит отом,как 
 надо поминать людей, которые не даром прожили свой век. 
 "Он протянул руки к могилам: 
 - Я должен знать, за что положили свою жизнь все эти люди,яживуих 
 трудом и умом, на их костях, - вы согласны?" 
 И дальше: 
 "Мне не нужно имен, - мне нужны дела! Яхочу,должензнатьжизньи 
 работу людей. Когда отошел человек... напишите для меня, для жизниподробно 
 и ясно все его дела! Зачем он жил? Крупно напишите, понятно, - так?" [1] 
 Одна из ответственных задачнашейлитературы-написать"крупнои 
 понятно" о Горьком - писателе и человеке. 
 <> 2 <> 

 Горький, имя которого для миллионов людей означало почти то же,чтои 
 самое слово "писатель", былменьшепохожсвоимобликомиповадкамина 
 присяжного литератора, чем очень многие юноши, недавнопереступившиепорог 
 редакции. Он был страстным читателем. Каждую новую книгу он открывалстем 
 горячим любопытством, с каким извлекал когда-то книги из черногосундукав 
 каюте пароходного повараСмурого,-удивительныекнигисудивительными 
 названиями, вроде "Меморий артиллерийских" или "Омировых наставлений". 
 Когда шестидесятилетний Горький выходил кнамизсвоегокабинетав 
 Москве или в Крыму,выходилвсегонанесколькоминутдлятого,чтобы 
 прочитать вслух глуховатымголосом,сильноударяяна"о",какое-нибудь 
 особенно замечательное место в рукописи или в книжке, он был тем жеюношей, 
 который полвека тому назад в казанской пекарне жадно переворачивалстраницы 
 белыми от муки пальцами. 
 Он читал, и голос у него дрожал от ласкового волнения. 
 "Способный литератор, серьезный писатель", - говорил он, ибылоясно, 
 что эти слова звучат для него по-прежнему, как в годы егоюности,вескои 
 свежо. 
 И это после сорока лет литературной деятельности! 
 Вот он сидит у себя за высоким и просторным письменным столом. Наэтом 
 столе в боевом порядке разложены книги и рукописи,приготовленыотточенные 
 карандаши и стопы бумаги. 
 Это - настоящее "рабочее место" писателя. 
 Но вот Горький встает из-за стола. Как онмалопохожнакабинетного 
 человека! Он открывает окно, и тут оказывается, что он можетопределитьпо 
 голосу любую птицу и знает, какую погоду предвещают облака на горизонте.Он 
 берет в руки какую-нибудь вещь - и она будто чувствует, что лежит наладони 
 у мастера, ценителя, знающего толк в вещах.Допоследнихлетрукиэтого 
 человека сохраняли память о простом физическом труде. 
 Горький и в пожилые свои годы не терял подвижности,гибкости.Унего 
 была та свобода движений, которая приобретается людьми, много на своемвеку 
 поработавшими и много побродившими по свету. 
 Помню,вНеаполитанскоммузеекоренастые,с красными затылками 
 туристы-американцы - должно быть, "бизнесмены" средней руки - с любопытством 
 оглядывались на высокого, неторопливого человека,которыйходилпозалам 
 уверенно, как у себя дома, не нуждаясь в указаниях услужливых гидов. 
 Он был очень заметен. 
 - Кто этот - с усами? - спрашивали туристы вполголоса. 
 - О, это Массимо Горки, - отвечали музейные гиды не безгордости,как 
 будто говорили об одном из лучших своих экспонатов. - Он у нас часто бывает! 
 - Горки? О!.. 
 И все глазасневольнымуважениемпровожалиэтого"нижегородского 
 цехового", который ходил по музею от фрескикфреске,сохраняяспокойное 
 достоинство, мало думая о тех, кто жадно следил за каждым его движением. 

 <> 3 <> 

 В Крыму, в Москве, в Горках - везде Алексей Максимович оставалсяодним 
 и тем же. Где был он - там говорили о политике, о литературе, о науке како 
 самых близких и насущных предметах; туда стекались литераторы срукописями, 
 толстыми и тонкими. И так на протяжении десятков лет. 
 Однако я никогда не знал человека, который менялся бы с годамибольше, 
 чем Горький. Это касается и внешнего его облика, и литературной манеры. 
 Каждый раз его задача диктовала ему литературную форму, ионсовсей 
 смелостью брался то за публицистическую статью илипамфлет,тозароман, 
 драматические сцены, сказки, очерки, воспоминания, литературные портреты. 
 И во всем этом бесконечном многообразии горьковских сюжетовижанров, 
 начиная сфельетоновИегудиилаХламидыикончаяэпопеей"ЖизньКлима 
 Самгина", можно уловить его главную тему. Все, что он писал, говорил иделал, 
 было проникнуто требовательностью к людям и к жизни, уверенностью, что жизнь 
 должна и может статъ справедливой, чистой и умной.Вэтомоптимистическом 
 отношении Горького к жизни не было никакой идиллии. Ею оптимизм куплен очень 
 дорогой ценой и потому дорого стоит. 
 О том, чего требовал Горький от жизни, за что внейонборолся,что 
 любил и что ненавидел, - он говорил мною и прямо. 
 Но, может быть, нигде не удалось ему передать так глубоко и нежно самую 
 сущность своего отношения к жизни, как это сделано им внебольшомрассказе 
 "Рождение человека". За эту тему влитературенеразбралисьбольшиеи 
 сильные мастера. 
 Вот и у Мопассана есть рассказ о рождении человека.Называетсяон"В 
 вагоне". Я напомню его вкратце. 
 Три дамы-аристократки поручили молодому, скромномуаббатупривезтик 
 ним из Парижа на летние каникулы их сыновей-школьников. Больше всегоматери 
 боялись возможных в дороге соблазнительных встреч, которыемоглибыдурно 
 повлиятьнанравственностьмальчиков.Но,увы, избежать рискованных 
 впечатлений путешественникам не удалось. Их соседка по вагону началагромко 
 стонать."Онапочтисползласдиванаи,упершисьвнегоруками,с 
 остановившимся взглядом, с перекошенным лицом, повторяла: 
 - О, боже мой, боже мой! 
 Аббат бросился к ней. 
 - Сударыня... Сударыня, что с вами? 
 Она с трудом проговорила: 
 - Кажется... Кажется... Я рожаю... 
 Смущенный аббат приказал своим воспитанникам смотреть вокно,асам, 
 засучив рукава рясы, принялся исполнять обязанности акушера... 
 В рассказе Горького ребенок тоже рождается в пути. 
 В кустах, у моря, молодаябаба-орловка"извивалась,какберестана 
 огне, шлепала руками по земле вокруг себяи,вырываяблеклуютраву,все 
 хотела запихать ее в рот себе, осыпала землею страшное нечеловеческое лицо с 
 одичалыми, налитыми кровью глазами...". 
 Ее случайныйспутник(авторрассказа)былединственнымчеловеком, 
 который мог оказать ей помощь. Он "сбегалкморю,засучилрукава,вымыл 
 руки, вернулся и - стал акушером". 
 Рассказ Мопассана - это превосходный анекдот, не только забавный, нои 
 социально-острый. 
 Рассказ Горького - целая поэма о рождениичеловека.Этотрассказдо 
 того реалистичен, что читать его трудно и даже мучительно. Но,пожалуй,во 
 всей мировой литературе -встихахивпрозе-выненайдететакой 
 торжественной и умиленной радости, какая пронизывает эти восемь страничек. 
 "...Новый житель земли русской, человекнеизвестнойсудьбы,лежана 
 руках у меня, солидно сопел..." - пишет Горький. 
 Быть может, никогда нового человека на земле не встречали болеенежно, 
 приветливо и гордо, чем встретил маленькогоорловцаслучайныйпрохожий- 
 парень с котомкой за плечами, будущий Максим Горький. 
 

 

Фото писателя


Статьи
Заметки

Библиотека

Стихотворения

В данном разделе собраны все стихотворения С.Я. Маршака. Навигация по произведениям организована в алфавитном порядке.

А Б В "В.." Г Г Д "Д.." Ж И Ка..Ко Ко..Ла Л "Л.." М Н "Н.. О П Пе..По По..Пу Р С "С..Ся" Т У Ш Я "Я..

Литература


Rambler's Top100 Яндекс цитирования
2007-2008 Маршак.oрг - о творчестве известного русского писателя Самуила Яковлевича Маршака
Права на все материалы, фотографии и звуковые файлы, находящиеся на сайте, принадлежат авторам или их наследникам.
Перепечатка информации с сайта возможна только при размещении активной ссылки на наш сайт - www.s-marshak.org
Администрация сайта - e-mail: forcekir@yandex.ru