Самуил Маршак - Сколько лет сказке

 
 Есть такие дома в городе, гдеповоскреснымипраздничнымдням,а 
 иногдаивбуднитворятсянемыслимые чудеса, происходят волшебные 
 превращения. 
 Это в театрах показывают ребятам сказку, 
 Сотни детей, заполняющих зал, ждут затаив дыхание, что будет дальше.У 
 них горят уши и колотятся сердца, когда герой сказки попадаетвбеду.Они 
 хором предупреждают егоогрозящейемуопасности.Даимы,взрослые, 
 поддаемся увлечению, охватившемузрительныйзал,иследимзатем,что 
 творится на сцене, не менее серьезно и взволнованно, чем дети. 

 --- 

 В одном из лучших лирических стихотворений Пушкина есть строчка: 

 Над вымыслом слезами обольюсь... 

 Пушкин писал это не в юности, а в зрелыегоды.Доконцасвоихдней 
 сохранил ончудеснуюспособностьотзыватьсявсейдушойнапоэтический 
 вымысел. 
 В хорошей сказке не меньше жизненной правды, чемвовсякойдругой- 
 хорошей - повести, пьесе или поэме. 
 Сказка любит поиграть и помечтать. Самую обыкновенную щеткуонаможет 
 превратить в дремучую чащу, самое простое зеркальце - в озеро.Ночувства, 
 которые испытывают сказочныегерои,-невыдуманные,анастоящие.Нас 
 глубоко трогает печаль Аленушки, потерявшей братца Иванушку. Мывсейдушой 
 сочувствуем и желаем счастья обездоленной Золушке. 
 Сказка - вымысел, и все же она учит правде. Правде и справедливости. 
 Но, пожалуй, лучше всего расскажет вам,чтотакоесказкавтеатре, 
 драматург Тамара Григорьевна Габбе, автор книги "Город Мастеров",состоящей 
 из пяти сказочных пьес. Расскажет не в статье, а в живойивеселойсцене, 
 которая служит прологом к сказке-комедии "Оловянные кольца". 
 Этот пролог начинается с того, что в театр приходит неизвестная старуха 
 в плаще с низко надвинутым на лоб капюшоном. 
 Администратортеатрапробуетобъяснитьей,что вход на сцену 
 посторонним воспрещен, но старуха решительнозаявляет,чтоонавтеатре 
 совсем не посторонняя, а своя - так сказать, ближайшая родственница. 
 Еще больше удивляется администратор, когда узнает, чтоэтанепрошеная 
 гостья - Сказка, сама Сказка. 
 На помощь администратору является автор, работающий в том же театре.С 
 ним Сказке сговориться легче, хоть и онструдомпонимаетеезагадочные 
 ответы. 
 Сколько ей лет? Много и мало. Ровно столько, сколько она хочет. 
 Чем она занимается? Учит изабавляет.Когдазабавляет,учит.Когда 
 учит, забавляет. 
 В конце концов автор начинает верить, что переднимивсамомделе 
 Сказка. Он соглашается на то, чтобы старуха вместе снимпридумалапьесу, 
 которую будут показывать в тот же день на сцене. 
 Но как же им сочинить пьесу вдвоем? Ведь онитакнепохожидругна 
 друга. Он сочиняет пьесы из настоящей, всамделишной жизни, а Сказка не может 
 обойтись без чудес и волшебных превращений. 
 И вот они уславливаются разделить обязанности поровну. 
 Автор берет на себя заботу охарактерахгероев,аименаикостюмы 
 придумает им Сказка. 
 Мысли даст автор, приключения - Сказка, а чувства они поделят пополам. 
 Весь ход событий в пьесе наметит автор, но зато время и местодействия 
 выберет Сказка. 
 А как быть с моралью? Нельзя же разделить ее пополам. Пустьонабудет 
 общая. Ведь мораль - это поучение, а Сказка умеет учить, забавляя. 
 На том и поладили. 

 Но самая большая неожиданность ожидает зрителей в конце пролога. 
 Когда администратор и автор пропускают старухуСказкунасцену,она 
 незаметно для нихоборачивается,приподнимаеткапюшон,изрителивидят 
 "молодое, дерзкоеивеселоелицо,обрамленноебелокурымирастрепанными 
 кудрями". 
 -Чур!Невыдавать!-говоритСказкаребятамчерезплечо.Она 
 подхватывает шлейф своего длинного старушечьего платья и, показавприэтом 
 ноги в спортивных туфлях, убегает за кулисы. 

 --- 

 Этотлегкий, полушутливый пролог дает читателям и зрителям 
 довольноясное представление отом,каквсказочномспектаклеуживаются 
 правда и вымысел. 
 На сцене - необычная, яркая, праздничная обстановка, сказочные костюмы, 
 сказочноеместо действия (вроде "тридевятого царства, тридесятого 
 государства"). 
 Пьеса,которуюпоказываютнасцене,полнаудивительных событий, 
 приключений, чудес. 
 Но, забавляя зрителей, она доводит до нихсерьезныемыслиибольшие 
 чувства. 
 Потому-то зрители и принимают ее со всей правдой и вымыслом всерьез. 
 В известной пьесе Т. Г. Габбе "Город Мастеров" есть такой эпизод. Героя 
 сказки,любимцавсегогорода,веселогометельщикаКараколя,судятна 
 городской площади. 
 Чужеземные правители, захватившие город, обвиняют его в преступлении, в 
 котором он неповинен. Но свидетелей у Караколя нет. Правду знают толькотри 
 существа на свете, да, к несчастью, они не умеют говорить. 
 Это - лев, медведь и заяц. 
 Караколь упоминает о них на суде, но обвинитель не придастегословам 
 ровно никакого значения: "Хороши свидетели!.. Эти басни годятсятолькодля 
 маленьких детей!" 
 Но вот перед самым объявлениемприговораодинизпочтенныхцеховых 
 старшин вспоминает старинный обычай города Мастеров: если уподсудимогово 
 времядопросаненаходитсясвидетелей,которые могут доказать его 
 невиновность, их выкликают трижды, и только после этого выносят приговор. 
 Суд не решается нарушить древний городскойобычай.Насценувыходят 
 глашатаи с длинными трубами и трижды призывают свидетелей: 
 "Жители города и окрестностей,уроженцынашихгор,лесовиполей, 
 явитесь и свидетельствуйте!" 
 Никто не отзывается. 
 "Ивдругтишинупрерываетмногоголосыйкрик.Толпа в смятении 
 раздается, и на площади - под гербом города, изображающимльва,медведяи 
 зайца, появляются живые лев, медведь и заяц..." 
 Появляются только на один миг, молча. Но этого довольно, чтобы волнение 
 охватило и толпу на площади, и суд, и Зрительный зал... 
 Зрители провожают безмолвных свидетелейгромкими,дружными, 
 срывающимися как обвал аплодисментами. 
 Так бывало на каждом представлении "Города Мастеров". 
 Аплодировали ребята торжеству правды и справедливости. 

 --- 

 Волшебные превращения в пьесах Т. Г. Габбе не похожи ни нафокусы,ни 
 на те дешевыечудеса,которымивстаринуразвлекалидетейпраздничные 
 представления - феерии. 
 Вымысел в ее пьесах несравненно тоньше, умнее, поэтичнее. 
 За всеми сказочными чудесами внимательный зритель разглядит то поистине 
 чудесное, что таится в глубоких человеческих чувствах - в любви,вдружбе, 
 верности. 
 Обручальные кольца Альманзора (в сказке"Оловянныекольца")обладают 
 волшебной силой: они могут дать каждомуизобрученныхвсе,чегоемуне 
 хватает. 
 Юная принцесса Алели слыветвкругуродныхипридворныхдурочкой; 
 садовника Зинзивера, которого она полюбила, все считают уродом. 
 Но едва только в последнем действии они обмениваютсякольцами,Алели, 
 как и следовало ожидать, умнеет, а Зинзивер хорошеет. 
 Казалось бы, все очень просто. 
 Ноесливслушатьсявразговор,которыйведут после волшебного 
 превращения Алели с Зинзивером, становится понятно, что изменили их обоих не 
 одни только обручальные кольца Альманзора. 
 Алели говорит: "Знаешь, мне почему-то кажется, чтояуженепрежняя 
 Алели. Как будто я проснулась вдруг... Или выросла..." 
 И в самом деле, нельзя не заметить, как она повзрослела. 
 В сущности, Алели и раньшенебыладурочкой.Онадолгооставалась 
 наивным и правдивым ребенком,аеечистотуипростодушиепринимализа 
 глупость. 
 Любовь и борьба за эту любовь сделали ее взрослой. 
 Правда, родные и придворные по-прежнему считают ее глупенькой. Они даже 
 уверены,чтоонасталаещеглупее.Ведьподуматьтолько! Волшебное 
 обручальное кольцо она отдала не какому-нибудь принцу, а простому садовнику! 
 Почему же они не видят происшедшей в ней перемены? 
 Это хорошо объясняет мудрый доктор Лечиболь - тот самый доктор, что дал 
 когда-то королеве, матери Алели, кольца Альманзора. 
 Он говорит: 
 "Когда человек хорошеет, это заметно всякому. А когдаонумнеет,это 
 видят далеко не все, а только те, кто сам умен". 
 После этих слов и родные и придворные, конечно, признают иливынуждены 
 признать, что Алели и в самом деле поумнела. 

 А заметили ли они, как изменился Зинзивер? 
 После того как он похорошел, все, кроме Алели, его просто неузнаюти 
 наотрез отказываются признать в нем садовника Зинзивера. 
 Да он и сам не понимает, что с ним произошло. 
 "- Отчего я так переменился? От кольца или от счастья?.. Да неужтоэто 
 я?.. 
 - А кто же? - отвечает ему Алели. - Если бы это был не ты, я бы тебя не 
 любила..." 
 Для Алели он и прежде был хорош, и только другие этого не замечали. 
 Таков подлинный смысл этой сказки. 
 Но если Алели повзрослела от любви, а Зинзивер похорошел от счастья, то 
 при чем же здесь оловянные кольца, по которым называется сказка? 
 Автор отнюдь не хочет разочаровать зрителя и подорватьегодовериек 
 волшебным кольцам Альманзора. 
 Ведь без них не было бы той затейливой игры, которая идет на протяжении 
 всей сказки. 
 Но все же оченьосторожно,двумя-тремясловами,авторподсказывает 
 зрителю, что превращения, происходящие на сцене, надо понимать тоньше,что, 
 в сущности, они отражают перемены, которые совершаются не на поверхности,а 
 в сокровенной глубине человеческих сердец. 
 И от этого пьеса становится еще интереснее, еще сказочнее. 

 --- 

 А почему все-такивпрологек"Оловяннымкольцам"старухаСказка 
 оказывается в конце концов молодой девушкой? 
 Мне кажется, потому, что Сказка - всегда ровесница тем, кто ее слушает, 
 читает или смотрит на сцене, то есть детям иподросткам,которымвзрослые 
 давным-давно ее отдали, оставив себе только некоторые сказочныемотивыдля 
 балета и оперы. 
 Сказке много лет - оттого она такая мудрая! - и мало. Этозначит,что 
 она помнит прошлое, но живет не в прошлом, а в настоящем - с нами, с живыми. 
 ЕстьвсборникепьесТ.Г.Габбедраматическаясказка"Авдотья 
 Рязаночка". Действие внейпроисходитвовременататарскогонашествия. 
 Глубокая старина чувствуется и в обстановке, и в речах действующих лиц. 
 А между тем главная героиня сказки - сама Авдотья Рязаночка, выручившая 
 изневолиугнанныйвстепьрязанскийполон,- кажется нам нашей 
 современницей. Мы понимаем ее чувства, и хоть отРязанидостепногокрая 
 можно долететь в наши дни за какой-нибудь час, мыяснопредставляемсебе, 
 какой долгий, трудный и опасный путь прошла она от своего родного городадо 
 ханской ставки. 
 В пьесе о давно минувшем времени мы узнаем многое из того, что пережито 
 нами самими в недавние годы. 
 Вот в первом действии родные идомочадцысобираютсявизбеАвдотьи 
 Рязаночки и ее мужа-кузнеца на семейный совет.Решаетсясерьезныйвопрос: 
 ехать ли молодой хозяйке в заречье насенокосилиостатьсядома.Мужи 
 старухаматьуговариваютеенеоткладыватьпоездки."Нельзяже без 
 хозяйского глазу - на всю зиму корма!" Но Авдотья колеблется. Чует она,что 
 не в кормах тут дело, а втойопасности,откоторойхотятизбавитьее 
 близкие, сами остающиеся в городе. 
 Нам,пережившимпоследнюювойну,этасценатакживо напоминает 
 тревожные дни, когда и у нас во многих семьях решался тот же трудный вопрос: 
 эвакуировать ли, пока непоздноженщинидетей,или,можетбыть,все 
 обойдется, и сечья и дом сохранятся в целости. 
 В том же действииАвдотьявозвращаетсяспокосавРязань.Вместо 
 людного города перед ней - "опаленная, отношенная, затоптаннаяземля.Там, 
 где были дома,черные,обгорелыебревна...остаткиещенедавноживой, 
 веселой домашней утвари да печи,растрескавшиеся,оголенные,торчащиеиз 
 черной земли..." 
 Как знакома нам,взрослым,этастрашнаякартина!Комуизнасне 
 приходилось видеть сиротливоторчащиеизземлипечиитрубынаместе 
 сожженных деревень? 
 Ни одного уцелевшего доманенаходитАвдотья.Досамыхотдаленных 
 окраин теперь будто рукой подать. Все сровнял уничтоживший город пожар. 
 Но вот из ям, из потайныхубежищвыбираютсянесколькооставшихсяв 
 живых горожан. От них-то и узнает Авдотья, какая судьбапостиглаеемужа, 
 брата и старика родича. Все онибылираненыиугнанывместесдругими 
 рязанцами в дикую степь. 
 Авдотья тутжерешаетсянанебывалоедело,натрудныйподвиг- 
 добраться до ханской ставки и попытаться выкупить своих. 
 Горевать некогда. Нужно разложить костер инапечьлепешеквдорогу. 
 Соседи помогают Авдотье в сборах - достают немного припасенноймуки,носят 
 воду, месят тесто. 
 И оттого, что для каждого находится дело - и такое домашнее, привычное! 
 - бездомные люди будто вновь чувству ют крышу у себя надголовой,оживают, 
 выходят из тяжелого оцепенения. 
 Как все это правдиво и жизненно, хоть события,изображенныевпьесе, 
 происходят в незапамятные времена. 
 Прочитав или увидев на сцене "Авдотью Рязаночку", еще разубеждаешься, 
 чтоавторуисторическойпьесынужны(кромесерьезныхиразнообразных 
 сведений о далекой эпохе) чувства, вызванныенынешнимвременем,жизненный 
 опыт, накопленный в наши дни. 
 Краткая автобиографическая заметка, написанная авторомпьесы,Тамарой 
 Григорьевной Габбе, кончается словами: 
 "...Пишу новую пьесу - "Сказание об Авдотье Рязаночке". По замыслуэто 
 должно быть нечто вроде драматическойпоэмыорусскойженщине,тихойи 
 простой, но сумевшей в тяжелый год вызволить из плена своих сограждан. 
 Вэтойпьесе мне хотелось бы сочетать отголоски подлинных 
 историческихсобытий с народнойлегендойистемимыслямиичувствами, 
 которые рождает наш сегодняшний день". 
 И в самом деле, авторуудалосьнаписатьнастоящуюпоэмуорусской 
 женщине, которую народ помнит и ласково называет "Рязаночкой". 
 Ее строгий, одухотворенный образ авторнашелнетольковстаринной 
 легенде. 
 В чертах "тихой и простой" героини отразилисьпережитыенамисуровые 
 годы войны, время подвигов, разлук и утрат, когда можно былонайтивысокие 
 образцы стойкости и самоотверженности, не выходязапределысвоейулицы, 
 своего двора. 

 --- 

 Чем больше вымысла в сказке, тем достовернее должна бытьееоснова- 
 характеры действующих лиц, их побуждения и поступки. Если в сказке будет все 
 сплошь неправдоподобно, вас не удивят в ней самые сногсшибательные чудесаи 
 волшебные превращения. 
 В народной сказке об Аленушке и братце Иванушке выдумано только то, что 
 Иванушка, напившись воды изкопытца,превращаетсявкозленочка.Поэта 
 сказка потому-то и трогает нас, что самое главное в ней-отношениямежду 
 сестрой и братом и характеры их - естественно и достоверно.Мыверимвсей 
 сказке, а заодно и сказочному превращению - тем более чтожалобноеблеянье 
 маленького козленка так похоже на детский плач. 
 Конек-Горбунокпомогаетгероюсказкивовсехегозлоключенияхи 
 подвигах. Но если бы этот герой не был наделен живыми иподлиннымичертами 
 деревенского парня - веселой удалью, неприхотливостью, детскимпростодушием 
 и смекалкой, ему не помог бы никакой конек-горбунок, а мы бынерадовались 
 его удачам и не сочувствовали ему в испытаниях, выпадающих на его долю. 
 Жизненность иправдоподобиехарактеров,убедительностьпоступкови 
 речей действующих лицособеннонеобходимыдраматическойсказке,ибоее 
 герои, как во всех пьесах, говорят сами за себя, без авторскихрекомендаций 
 и пояснений. Да к тому же на сцене со всей очевидностьюпроявляетсяправда 
 или фальшь пьесы. 
 Чувство меры и такта, позволяющее сочетать правдусфантастикойис 
 театральной условностью, нигденеизменяетавторусказок,помещенныхв 
 сборнике "Город Мастеров". 
 Сказка уже давно - в течение столетий - живет в дружбе с театром. 
 В наше время и в нашей стране сказки ставят не тольковозникшиепосле 
 революции театры юных зрителей, но и многие театрыдлявзрослыхнасвоих 
 утренниках. 
 Из советских драматургов-сказочников наиболее определилисьиоставили 
 нам ценное наследство недавно умершие писатели Юрий Олеша [2], Евгений Шварц 
 и Тамара Габбе, о которой идет речь в этой статье. 
 Умерла она в Москве 2 марта 1960 года за две недели до того дня,когда 
 ей должно было исполниться 57 лет. 
 Ее пьесы пережили автора и до сих пор идут в театрах Москвы, Ленинграда 
 и во многих других городах Советского Союза. 
 Мастер слова, знаток народной поэзии, Тамара Григорьевна Габбе оставила 
 нам пять сказок, в которых жизненная быль искусно сплетена с небылицей. 
 Но небылица в этих сказках никогда не бывает ложью или фальшью.Вместе 
 с быльюонаслужиттойнравственнойихудожественнойправде,которую 
 призвана выразить сказка. 

 --- 

 Если актеры играют хорошо,узрителейсоздаетсявпечатление,будто 
 действующие лица пьесы разговариваютдругсдругомсовершенносвободно, 
 говорят что им вздумается, что "бог на душу положит". 
 Но это только кажется. Время на сценетечетгораздобыстрее,чемв 
 жизни. То, что в жизни происходит в течение нескольких дней,месяцев,даже 
 лет, на сцене длится два с половиной - три часа, а то и меньше. 
 Значит, в спектакле дорога каждая минута, дорогокаждоепроизнесенное 
 слово. Вялые и невыразительные слова только затягивают действие. 
 Как в пословице, в хорошей пьесе ни одного слованельзявыкинутьили 
 заменить. Каждая фраза, произнесенная актером, не менее важна, чем поступок, 
 действие. 
 Когда актеры обмениваются репликами, это похоже на фехтование.Реплика 
 одного действующего лица - удар, ответная реплика другого - контрудар. 
 Только в плохих пьесах нет словесного отбора, а взяты первыепришедшие 
 на ум слова. 
 Краткости и меткостиречиможнопоучитьсяународнойсказки.Она 
 немногословна. В ней больше действия, чем слов, нозатослованадолго,а 
 иной раз и навсегда остаются у нас в памяти. 
 Мы помним от первого допоследнегословаразговорВолкасКрасной 
 Шапочкой, сестрицы Аленушки с братцемИванушкой.Нообеэтисказкитак 
 лаконичны потому, что они без конца передавались изуствустаихорошо 
 отшлифованы многочисленными рассказчиками. 
 А возможна ли такая же экономия слова в драматической сказке со сложным 
 сюжетом и большим числом действующих лиц? 
 Лучшие из сказочных пьес наших драматургов показывают, что и всложной 
 сказке, перенесенной на сцену, можносохранитьтотжестрогийсловесный 
 отбор, ту жепредельнуювыразительность,которуюмынаходимвкраткой 
 народной сказке. 
 Таковы сказки-пьесы, помещенные в сборнике "Город Мастеров". 
 Т. Г. Габбе необыкновенно находчива вответныхрепликах.Действующие 
 лица ее пьес перебрасываются репликами, как мячами. 
 В "Сказке про солдата и змею" точная и меткая характеристикакороляи 
 королевы, не брезгающих, несмотря на своититулы,никакимимошенническими 
 махинациями, дается всего лишьвдвух-трехбеглыхфразах,которымиЭти 
 "высочайшие особы" обмениваются, оставшись наедине. 

 "Королева. ...Вы подтасовали карты. 
 Король (посмеиваясь). Что правда, то правда. Немножко подтасовал... 
 Королева. Вот вы всегда так! Хитрите, где надо и где не надо! 
 Король. А где же не надо хитрить? 
 Королева. Да там, где за это приходится расплачиваться..." 

 Метки и остры реплики Авдотьи Рязаночки в ее разговоресзахватившими 
 ее разбойниками и ее ответы хану татарскому во время выкупа пленных. 
 Или вот, например, несколько реплик из пьесы "Хрустальный башмачок": 
 "Придворный историк. Осмелюсь поднести вашемувысочествуэтократкое 
 жизнеописание ваших предкок. Оно состоит всего лишьизшестидесятитомов, 
 ста двадцати частей и двухсот сорока глав ивключаетвсебяпоучительную 
 историю двенадцати достославных королейотДидерикаСмелогодоБудерика 
 Кроткого. 
 Шут. От Дидерика до Будерика?.. Это что же - сказки или басни? 
 Историк (строю и сухо). Это история, господин шут! 
 Шут. Смешная история? 
 Историк. История никогда не бывает смешной. 
 Шут. Что вы! У нас тут на днях такая смешная история вышла! (Прыскает в 
 кулак.) Такие дидерики-будерики, что хоть ложись и помирай! И всего водном 
 томе, то бишь в одном доме". 
 СказкиТ.Г.Габбеискрятсяметкимиизатейливыми пословицами, 
 присловиями, поговорками и прибаутками. 
 Но все это - не украшения, не орнамент. Каждая поговорка - кместу,к 
 делу, и порой трудно решить, какое крылатое словцовзятописательницейиз 
 сокровищницы фольклора и какое придумано ею самой. 
 "Откладывай безделье, да не откладывай дела". 
 "От меду да от квасу нет, говорят, отказу" ("Авдотья Рязаночка"). 
 "До свадебного дня невеста не родня" ("Сказка про солдата и змею"). 
 Пожалуй, третья, а может быть, и втораяизэтихпоговорокпридуманы 
 автором сказок. 
 А как великолепно переругиваются между собой двое леших-Сосновыйи 
 Ольховый - в единственной фантастической картине сказки "Авдотья Рязаночка". 
 "Сосновый. Эй ты, сам ольховый, пояс вязовый, ладонилиповы...Шу-шу, 
 листом шуршу... 
 Ольховый. Ишь расскрипелся, соснаболотная!Зимойилетом-одним 
 цветом! Шел бы к себе - на пески, на кочки, а это местоспоконвекунаше. 
 Чей лес, того и пень. Тут ваших колючек да шишек и не видано..." 
 И совсем по-иному - степенно и величаво -ведетсебяСтаршойЛешой, 
 Мусаил-Лес,тотсамый,чтосначалаявилсяАвдотьеРязаночкев виде 
 обыкновенного старичка, лохматого, большебородого, с зеленоватой проседью. 
 Авдотья не узнает его, когда ночью он показывается между вершин леса, а 
 потом снова рядом с ней. 
 "Авдотья. Не признала я тебя. Будто ты поменьше был... 
 Мусаил-Лес. Ого-го! Я какой хочу быть, такой и могу быть. Полемиду- 
 вровень с травою, бором иду - вровень с сосною..." 
 Впрочем, в конце картины Старшой Лешой сновапревращаетсявпрежнего 
 старичка, который так радовался краюшке хлебца,предложеннойемуАвдотьей 
 ("Глянь-ко! Печеное!.. Давно неедал.Сытно,сладкоидымкомпахнет... 
 Дымком и домком... Рыба - вода, ягода - трава, а хлеб - всему голова!.."). 
 Верно, во сне привиделись Авдотье Рязаночке все эти лешие - и Ольховый, 
 и Сосновый, и сам Мусаил-Лес, Старшой Лешой... Аможет,инет.Ведьэто 
 сказка. 
 Но даже фантастическая сцена богата впьесереальнымиподробностями. 
 Сказочным образам - Ольховому, СосновомуиМусаилу-Лесу-приданыживые 
 черты, а их речам - естественные интонации. Всущности,такимивиделэти 
 мифические существа, олицетворяющие природу,создательмифовисказок- 
 народ. 

 --- 

 ДраматическимисказкаминазываютсявсборникеТ.Г.Габбепьесы 
 "Хрустальный башмачок" и "Авдотья Рязаночка". 
 Правда, обе эти пьесы сказочны, обе написаны в драматической форме.Но 
 какотличаютсяониоднаотдругойпоязыку,потону,похарактеру 
 действующих лиц! 
 "Авдотья Рязаночка" - сказка трагедийной глубины и силы. 
 А"Хрустальныйбашмачок"-прекрасныйобразецсказочнойкомедии, 
 серьезной в своей основе, но такой изящной, нарядной и музыкальной,чтоее 
 воспринимаешь как балетное представление. 
 Героиня "Хрустального башмачка" - старая ивечноюнаялюбимицавсех 
 детей на свете - 3олушка. Основной сюжет в этой пьесе почти тот же, что ив 
 другихсказкахоЗолушкеДобавленшут,по-новомуизображены король, 
 королева, мачеха и ее дочки. 
 Сложнее и в то же время гораздо реальнее, чем в сказке, изображена фея, 
 названная в пьесе Мелюзиной. 
 Ноглавноеотличиепьесы"Хрустальныйбашмачок"от традиционных 
 вариантов сказки о Золушке - в образе самой Золушки. 
 Обычноеерисуюткроткойитрудолюбивой падчерицей, служанкой, 
 безропотно сносящей обиды. 
 Только на королевскомбалумыузнаем,какхорошаонасобой,как 
 прекрасно умеет вести себя в светском обществе. 
 В сказке Т. Г. Габбе Золушка тоже кротка, добра, трудолюбива. Но к тому 
 же она еще и талантлива. Она умеет мечтать, - потому ей и приносит дары фея. 
 КакнитяжеложиветсяЗолушке,онаскрашивает свою унылую и 
 однообразную жизнь, полную подневольного труда, песней или затейливой игрой. 
 Вечером, когда мачехи и ее дочек нетдома,онаустраиваетнакухне 
 настоящее представление. Ей очень хочется, чтобы когда-нибудь и к ней пришли 
 гости, ее гости. И вот один за другим они являются. Это -тетушкаМетлас 
 пышной, хоть и растрепанной прической и очень тонкой талией; за ней приходит 
 одноногаягоспожаКочерга,старыйдругУтюг,КаминныеЩипцы, звонко 
 щелкающие серебряными шпорами. 
 Золушка расспрашивает их о городских новостях и самаотвечаетзаних 
 разными голосами. 
 А на следующий вечер, когда мачеха и сестры,которыхонацелыйдень 
 причесывала, завивала,"застегивалаизатягивала",уезжаюттанцеватьв 
 королевский дворец, Золушка тоже танцует у себя во дворике под хриплые звуки 
 шарманки, играющей на соседнем дворе. Танцует до тех пор, покашарманкане 
 умолкает где-то вдали... 
 Золушка не знает скуки - душевно она куда богаче своей сердитоймачехи 
 и всегда недовольных сестер, но до поры, до времениониинеподозревают 
 этого. 
 И когда в концепьесымачехавидитсчастливуюЗолушкувчудесном 
 подвенечном наряде, подаренном ей феей Мелюзиной, она говорит: "Но ее теперь 
 и узнать нельзя!" 
 Афеяотвечает:"Даведьвыникогда не узнавали ее... Она 
 улыбаласьтолько тогда, когда вас не было дома, пела, когда вы ее не слышали, 
 танцевала, когда вы ее не видели..." 
 В сказках Т. Г.Габбеволшебствопомогаетзрителюяснееиглубже 
 увидеть подлинную правду жизни. 
 Так и в этой сказке волшебные дары феи Мелюзины позволяютнамувидеть 
 Золушку такой прекрасной и радостной, какою она и была на самом деле. 
 Вот, в сущности, и все, что ямогсказатьнанемногихстраницахо 
 сказках, которые доставили радостьнеодномупоколениюзрителей.Теперь 
 несколько слов об их авторе. 
 О том, каким человекомбылаписательницаТамараГригорьевнаГаббе, 
 можно судить хотя бы по небольшому отрывку из ее краткой автобиографии. 
 "Первые годы войны, - пишет она, - я провела в Ленинграде.Делалато, 
 что и другиеленинградцы,-работалавпожарнойбригаде,дежурилана 
 чердаках, расчищала улицы. Союз писателей привлек менякредактированач" 
 сборника о Кировском заводе. Делала кое-что и для радио..." 
 Так - просто и сдержанно - говорит Т. Г. Габбе о пережитых ею вместе со 
 всеми ленинградцами долгих месяцах голода, холода, артиллерийскихобстрелов 
 и воздушных налетов. 
 Но читаем дальше: 
 "Мояработавобластидетскойлитературыпринялав это время 
 своеобразную устную форму: в бомбоубежищеясобираларебятсамыхразных 
 возрастов и рассказывала им все, чтомоглаприпомнитьилипридуматьдля 
 того, чтобы развлечь и ободрить их в эти трудные времена..." 
 По словам очевидцев, устные рассказы Тамары Григорьевны так захватывали 
 слушателей, что они неохотно покидали бомбоубежищепослетого,какрадио 
 объявляло долгожданный отбой. 
 Ребята и не подозревали, сколько мужества и стойкости нужно было доброй 
 сказочнице, чтобы занимать их затейливыми историями в товремя,когданад 
 городом кружили стаи вражеских бомбардировщиков, угрожая и ее дому,ивсем 
 ее близким, находившимся в разных концах города. 
 Тамара Григорьевна хорошо знала своих читателей и слушателей и находила 
 путь к их сердцу, ничуть не подлаживаясь к ним. 
 И можно не сомневаться в том, что ее сказки,придуманныевтревожные 
 минуты воздушных налетов,неносилипималейшегоследаторопливостии 
 волнения, не были похожи на сырой,сбивчивыйчерновик.Ибовсе,чтони 
 делалаТамараГригорьевна,онадоводиладопредельной стройности и 
 законченности. 
 Изящен был ее почерк. Изящен стильееписем.Оналюбилапорядокв 
 окружавшей ее обстановке. Чувство собственного достоинстватакестественно 
 сочеталось у нее с приветливым и уважительным отношением к людям, каковобы 
 ни было их звание, должность, положение. 
 Трудно найти редактора более тонкого и чуткого, чем ТамараГригорьевна 
 Габбе. Многие молодые писателибылиобязанысвоимипервымиуспехамиее 
 сердечной заботе, ее умным и добрым советам [3]. 
 Окончиввысшееучебноезаведение(Ленинградскийинститут истории 
 искусств), она некоторое время колебалась, какую деятельность ейизбрать- 
 литературную или педагогическую. Она стала писательницей, новсюжизньне 
 переставала думать о воспитании юных поколений. 
 И, всущности,еелитературнаяиредакторскаяработабыладелом 
 педагога в самом лучшем и высоком значении этого слова. 
 Она могла многому научить молодых литераторов, потомучтоисамане 
 переставала учиться. Обладая редкой памятью, она прекрасно зналарусскуюи 
 мировую литературу, классическую и новую. Долгиегодыизучалафольклори 
 оставила после себя множество сказок, собранныхеюиобработанныхстем 
 мастерством, которое возвращает народной поэзии, часто теряющей оченьмного 
 в записи, первоначальную живость и свежесть [4]. С особойлюбовьюработала 
 она над русскими сказками. А наряду с ними перевела, пересказала иподарила 
 нашим детям тщательно отобранные сказки разных народов, сохраняя и в русском 
 тексте поэтическое своеобразна каждого языка, каждого народа.Еслибыпри 
 издании их не указывалось, какому народу принадлежит та или иная сказка,то 
 и тогда было бы нетрудно отличить по языку истилюфранцузскуюсказкуот 
 немецкой, чешскою от болгарской [5]. 
 Можно было бы сказать еще много оееблестящихиглубокихстатьях, 
 посвященных литературе для детей и о детях [6]. 
 Но,пожалуй,лучшимпроизведением Тамары Григорьевны была ее 
 собственная жизнь. 
 Она никогда не бывала довольна собой, часто сетовала нато,чтомало 
 успевает. 
 Вероятно, и вправду она успела бы написать на своемвекуещебольше, 
 если бы не отдавала так много сил, времени,серьезнойивдумчивойзаботы 
 другим. Но и это было ее призванием [7]. 
 Свою недолговечную жизнь она прошла легкой поступью. 
 Ее терпение и мужество особенно проявились во время тяжкой и длительной 
 болезни. 
 Допоследнихднейсумелаонасохранитьвсюсвою приветливость, 
 деликатность, внимание к окружающим. 
 Как будто заранее готовя себя к будущим тяжелым испытаниям, онаписала 
 своему другу Л. Чуковской осенью 1942 года 
 "В ту зиму (речь идетоленинградскойзимесорокпервого-сорок 
 второго года) я поняла с какой-то необыкновенной ясностью,чтозначатдля 
 человека внутренние душевныересурсы."Непреклонностьитерпенье"могут 
 продлить жизнь человека, могут заставитьегоходить,когданогиужене 
 ходят, работать, когда руки уже не берут, улыбаться, говорить добрым, нежным 
 голосомдажевпоследниепредсмертныеминуты- жестокие по своей 
 неблагообразности..." 
 Так, как сказано в этом письме, встретиласвоипоследниедниТамара 
 Григорьевна. 
 Перечитывая написанные еювразноевремяпьесы,улавливаешьчерты 
 самого автора в образах ее сказочных героинь. Что-тообщеебылоуТамары 
 Григорьевны с ее доброй и правдивой Алели, ее щедрой феей Мелюзиной и, может 
 быть, больше всего - с непреклонной и самоотверженной Авдотьей Рязаночкой. 
 

 

Фото писателя


Статьи
Заметки

Библиотека

Стихотворения

В данном разделе собраны все стихотворения С.Я. Маршака. Навигация по произведениям организована в алфавитном порядке.

А Б В "В.." Г Г Д "Д.." Ж И Ка..Ко Ко..Ла Л "Л.." М Н "Н.. О П Пе..По По..Пу Р С "С..Ся" Т У Ш Я "Я..

Литература


Rambler's Top100 Яндекс цитирования
2007-2008 Маршак.oрг - о творчестве известного русского писателя Самуила Яковлевича Маршака
Права на все материалы, фотографии и звуковые файлы, находящиеся на сайте, принадлежат авторам или их наследникам.
Перепечатка информации с сайта возможна только при размещении активной ссылки на наш сайт - www.s-marshak.org
Администрация сайта - e-mail: forcekir@yandex.ru